?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous
Мои сны
5 августа. Сказочная страна



Утром пошел дождь, но не надолго. В это время мы завтракали в палатке и его не ощущали. До обеда, чувствуя приближение конца нашего похода, как-то особенно лениво дошли до южной оконечности Янозера, сдули лодки, пообедали и пошли к озеру Верхний Ленъявр.

Путь наш лежал в основном по вершинам сопок, с которых обозревались красивые окрестности с множеством живописных озер. Всегда, когда проходишь мимо такой красоты, непременно хочется посетить то озеро слева, то сопку справа. Но мы шли по прямой, и тут тоже было здорово: редкий, хорошо просматриваемый лес, каменистая ровная почва под ногами, покрытая ягелем, и даже триангуляционный знак.










В целом, вспоминая путь на Рову от Ленъявра, и сегодняшний маршрут, можно сказать что эти места бассейна Ленъявра, на мой взгляд, самые красивые в этой части Кольского.

Перед озером Верхний Ленъявр лес стал уже настоящим лесом .Тут в большом количестве росли подосиновики. В этом походе нам не довелось полакомиться грибами в большом количестве, и вот сегодня наконец-то грибная удача нам сопутствовала.

В конце озера Верхний Ленъявр мы нашли хорошую стоянку, и маршрут на сегодня был завершен. СР жарил оладьи, а я ловил рыбу, но ничего не поймал, и потому после рыбалки жарил грибы вместо рыбы.

Мы находимся в совершенно удовлетворенном состоянии, так как ощущаем, что все сложности задуманного маршрута окончились.



6 августа. Ленъявр



С тура ничто не предвещало хорошую погоду. Но, как известно, к хорошей жизни быстро привыкаешь и мы уже после завтрака ожидали солнышко.

Только мы вышли на маршрут, как под нами в воде заходили серебристые хариусы. Тут надо было обязательно прервать наш сплав и половить рыбу.

СР тут же вытащил большого хариуса. У меня же добыча сорвалась. Это было равносильно конфете, которую собираешься съесть, а у тебя ее отбирают. Я прятался за большие камни, дабы пугливые хариусы меня не видели, и кидал блесну направо и налево. Но сегодня мне не везло. Не удовлетворенным я пребывал весь день, и где только можно кидал блесну, дабы хоть что-то поймать. И нифига! Нокаут я получил перед озером Средний Ленъявр, когда под нашими лодками нахально проплыл, распушив все свои плавники как павлин перья, огромный хариус. Поймать его мы не смогли.

Сам сплав до Среднего Ленъявра был бродом по реке – тут огромное множество камней и река на 2/3 совершенно не сплавная, но идти то надо. И мы шли эти жалкие 6 километров до обеда.



Зато обед на Среднем Ленъявре был чудесен. Озеро очень живописно, особенно его южная часть, украшенная приличными сопками.








Сплав по Ленъявру до устья не представлял никакого труда. Тут есть и плесы, и перекаты и порожки, но воды много, и потому все хорошо шлось.




На пол пути мы встретили двух мужиков на резиновой моторной лодке, которые собирались с грузом под 300 килограммов добраться до Ровы. Мы на радостях, поскольку это первые люди с которыми можно было пообщаться, проболтали с ними полчаса и просветили их во все тонкости маршрута на Рову. И хотя у них был электронный навигатор с картой по которому они шли, мы подарили им уже не нужные нам бумажные карты Ровы, так как считали что с бумажной картой надежнее и удобнее в пользовании чем картой в навигаторе.

Встали мы на стоянку в самом начале Ефимозера. Здесь, по всему берегу, было множество мест, которыми пользовались для стоянок. Вечернее солнце освещало наш берег. Было тепло. Мы решили побриться, дабы за оставшиеся дни загореть теми местами лица, которые скрывала наша небритость.

Я все-таки поймал хариуса и окуня к ужину и мы их запекли вместе с грибами.

Вечером опять над палаткой витал дух Кафки, кто тревожил писателя, я уже не помню, и как мне кажется, над этими местами его книжный дух летал впервые.

Можно подумать что нам с СР не о чем говорить. Это не так. Я просто не помню о чем мы говорили в конкретный день и конкретном месте, поскольку общих интересов у нас множество.

7 июля



Утро на Ефимозере было сказочно солнечное и тихое. Только мы вышли, как нам встретился мужик на Таймене трешке. Конечно, Таймень трешка очень ностальгическая байдарка, но она весит в 2 раза тяжелее чем обе наши лодки.

Постоянно, на всех маршрутах встречаются вот такие мужики на старых штопаных и латаных байдарках с многократно изогнутым и ломаным каркасом. Их экстрим не менее интересен чем наш. Этот мужик, как и мы, готовился к своему походу весь год, и преодолел многочисленные трудности, которые были гораздо тяжелее наших, проведя этот “пароход” против течения Курги.

Сколько еще этих Тайменей и даже Салютов “бороздят Большой Театр” в туристических маршрутах. Но время их ушло. Они слишком тяжелы по меркам сегодняшнего дня и представляют опасность штрафа и даже конфискации, если нарваться на работника ГИМСА, который имеет право оштрафовать ее владельца за то что его байдарка не зарегистрирована ( что было со мной ), и не имеет на борту тяжелого железного якоря, а вледелец не прошел курсы вождения.

Мы вышли на берег и обнаружили что морошка поспела и ее море! Странствуя по болотам, нам казалось что в этом году морошки нет, но как видно у этой ягоды есть некая особенность, что когда она неспелая, то ее кажется мало, но когда созревает - ее становится сразу много, поскольку все вокруг усыпано оранжевыми шариками.

Беда морошки в том, что ее можно легко объесться если ее очень много. Так и мы ее объелись на год вперед.

У истока Курги было 5 или 6 групп туристов, которые видимо не знали куда и зачем идти далее. Самые продвинутые ловили рыбу на перекатах реки, остальные смотрели как проходят другие группы пороги как по так и против течения, что, по всей видимости, и было их главным развлечением.



Мы вышли на берег пообедать и были сильно удивлены, тем как было загажено наше место обеда. 20 дней назад такого не было. Видимо отдыхательный тур сезон, пик которого приходится на поспевание морошки, сильно портит природу. Я пришел к выводу, что надо выходить на маршрут пораньше, хрен с ней, с это морошкой, зато есть возможность посмотреть природу, предоставленную себе на время осени, зимы и весны, за которое она почти зализывает свои раны.


Сегодня у нас последняя стоянка на природе, которая идет в зачет “отдыха в дали от города, на природе и прочее, прочее”. Мы остановились на правом берегу Курги, на солнышке и балдели от осознания того, что мы прошли наш маршрут.

В реке плескались хариусы. Я поймал одного, потом долго ходил вдоль берега, бросая блесну в потоки воды, покуда на блесну не позарилась щука. Но так как подсак я с собой не взял то щуку я не смог вытянуть, и она, оторвав леску, ушла. Тогда я сходил за подсаком, привязал новую блесну и закинув ее тут же вытащил ту же щуку, украшенную моей же блесной. Щука была большая, но, как мне показалась слишком голодная и худая.

8 июля.

Наш сплав закончился там же где и начинался.
1 comment or Leave a comment
3 августа. Гиперборея



Погода утром была такой же хреновой как вчера вечером. Мы позавтракали в палатке, собрались и начали спуск к озеру Пинозеро.

С высоты открывался вид на красивейшие окрестности Пинозера. Тундровая растительность тут была в огромном сочетании цветов, в которых совершенно отсутствовали, казалось бы обязательные для красоты ( в городской жизни ) яркие и сочные краски. Нет, всего этого для полной и гармоничной красоты тут не надо. Но когда солнце просвечивало сквозь облака, все эти цветовые гаммы становились еще на порядок богаче и сочнее.



Мы поняли, что самую трудную часть маршрута мы преодолели, и в награду за это нам досталось созерцание настоящей красоты тундры. Красоту, которую можно встретить только преодолев множество трудностей и непогод.

На берегу озера появились невысокие березки, и мы почувствовали, что тундра в нашем походе благополучно закончилась. Так оно и было, с Пинозера начались встречаться островки карликовых березок, которые к вечеру уже превратились в лес.

Мы надули наши лодки на песчаном пляже Пинозера и до обеда прошли до порогов на реке Пина, которые мы решили пройти по суше. Перед порогами я поймал щуку, которую мы присолили на ужин.


Тут, в этих местах вдоль русла Пины множество выходов каменных плит на поверхность.



Иногда нам казалось, что это развалины легендарной Гипербореи. Нам повсюду мерещились останки амфитеатров, стен, монументов. Мы с удовольствием гуляли по бывшим городам и улицам этой каменной страны, щелкая не только клювом, но и затворами фотоаппаратов, и, надо сказать, что подобных мест я больше на Кольском не видел. И, если говорить серьезно, то я не вижу никаких причин чтобы Гиперборею не искать именно тут, потому как эти места притягивают и впечатляют. А самое главное, если внимательно посмотреть на карту, то обнаружится что эти места - центр, из которого легко попасть к рекам востока Кольского, которые мы прошли, и к рекам центра Кольского, к которым мы собственно и движемся.




Вечером у горы Межварегамыльк мы обнаружили огромный плоский камень, высотой около 5-6 метров. Это почти идеально ровная плита, торчащая из-под земли абсолютно вертикально. Такое чудо мы видели впервые, за все наши сотни километров странствия. И, если бы я был древним гиперборейцем, то я бы обязательно поклонялся этому камню - уж очень он необычный, и непременно высек бы на нем какую-нибудь вечную гиперборейскую мудрость.







Впрочем, возможно меня уже опередили: в разводах каких-то линий и пятен на камне ( непонятного происхождения ) я вообразил себе летящего дракона или скорпиона. Хотя, возможно, это изображения Призрака Гипербореи, который приносит непогоду всем, кто пришел в его владения.




Мы остановились недалеко от этого камня у озера. Сварили уху и кашу и хорошо повеселились, набивая свои желудки горячим варевом, но вся эта еда содержала большое количество воды, и всю ночь просилась назад в тундру.

После ужина я пошел на рыбную разведку. Ведь мы стоим на берегу озера – а тут в каждом таком озере в самом тихом и травянистом месте есть свой лупоглазый хозяин с большими зубами, с которым не грех познакомиться поближе. Так и тут жил хороший щуренок – карандаш, равноценный двум банкам тушонки, который хотел показать моему пластмассовому воблеру “чьи в воде ракушки”.

4 августа




Призрак Гипербореи буйствовал. С утра дул жутко холодный и сильный южный ветер. Над озером летал сильнейший туман, возможно даже что это был не туман, а низко опустившиеся облака.

То что ветер холодный – ладно, ерунда, но нам сегодня идти на юг по озеру Лице и Восточной Лице, а сегодняшний встречный ветер раздражает тем, что вчера, будучи северным, он был бы попутным, а сегодня, как специально и назло он изменился.

При погрузке вещей в лодку у СР какая-то неведомая сила вырвала фотоаппарат из рук и швырнула его в воду. Я видел этот эпизод, и почувствовал, как на мгновение время остановилось и шло в своем замедленном варианте, пока СР не ринулся в воду за своим инструментом. Памятуя свой горький опыт с фотоаппаратом, замоченным 4 года назад в Карелии и который теперь работает только в одном режиме из миллиона, я посоветовал СР вытащить батарейки и ни в коем случае не включать аппарат до конца похода. Но это не помогло, и аппарату пришли кранты.

Трудно отделаться от мысли, что последние фотографии утопленного фотоаппарата - это изображения необычного камня. Шутки - шутками, но, может быть, какой-то древний дух или призрак, все же живет в этих местах с незапамятных времен, и вот так он отомстил за наше проникновение в его тайну.

По озеру Лице мы шли как идут в бой – зло, размашисто загребая, оставляя за собой мириады брызг, уносимых ветром на север.

Южная оконечность озера Лице оказалась посещаемой людьми. Тут стояла лодка, видимо людей, проживающих в деревне на Поросозере. Тут же мы обнаружили три кирпича, которым совершенно нечего делать было в этих местах и пустую бутылку из под шампанского.

После обеда мы сдули лодки и пошли на Поросозеро, в которое втекает и вытекает Йоканьга. Светило солнце и было жарко. Погода - как у Ильфа и Петрова: утром пасмурно – вечером солнечно, вечером холодно – утром тепло. Но плохая погода –всегда с начала, а уж потом – хорошая.




На берегу озера мы надули лодки и пересекли его, потому сдули лодки и пересекли горушку Поросозеро–Мыльк и остановились на берегу озера Аннозеро.

В общем весь день мы что-то пересекали, сдували и надували.

Кстати, немного о том как мы надуваем лодки. Я пользуюсь ножной резиновой надувашкой – лягушкой, а СР - ручным пластмассовым насосом. СР надувает лодку в полтора раза быстрее меня, при этом он 500 раз сгибает и нагибает спину, но СР все это в кайф, поскольку так он разминает мышцы для предстоящей гребли, я же задействую в основном мышцы ступни, которые при сплаве совершенно не участвуют в работе и отдыхают, и, как правило, ищу чем еще заняться во время надувания. Обычно я вбиваю точки в навигатор.

На ужин СР решил спечь оладьи. Мне всегда казалось это слишком муторное занятие. Ан нет! Очень даже веселое, а самое главное – получилось вкусно. СР поделился рецептом: на 200г муки – пол чайной ложки соды, соль и сахар по вкусу. Размешать и жарить. Объевшись оладьями, мы постановили, что в следующие походы надо брать муку и мед, вместо сухарей и сахара.

Перед сном я вышел на рыбалку, но зацепил блесну за камни, оставил спиннинг у воды и пошел спать, надеясь утром, когда надую лодку отцепить блесну.
Leave a comment
1 августа. Озера



С утра хорошая погода, на улице заготовленные с вечера дрова, но мы завтракаем в палатке. Не зря говорят, что к хорошей жизни привыкается быстро. Кофе в постель ( я нахожусь половиной тела в спальнике ) действительно чудесно, но от себя могу добавить что не в обыденной жизни, а тут в тундре.

Мы не торопимся выходить на улицу, так как в платке тепло и комфортно. В этом походе в нашей палатке всегда было хорошо в любую погоду. Это потому что в палатке 2 входа и 2 тамбура. У одного входа лежат вещи СР , а у другого – мои. Они так не путаются. Если мне понадобится войти и выйти я никогда не тревожу СР и наоборот. В общем хорошая палатка – это главное в тундре.





Мы выходим из палатки уже полностью готовые к путешествию, выталкивая из нее герму со спальником и сухой одеждой. Затем достаем из неё коврики и… палатка пуста. Сняв палатку и засунув ее в рюкзак мы уже можем садиться в свои лодки. Герму я кладу под в лодку под спину, а рюкзак спереди.
Правда сегодня садиться в лодку с утра не надо, а надо тащить ее по кустам и траве, дабы обнести порожистый участок Дроздовки.





До выхода в огромное озеро Енозеро мы посетили Верхнее Песочное, Двусторонне и залив Кечнярклюфт. Эти водоемы, в которые вряд ли когда-либо посещала блесна рыбака, и потому, как мне казалось, в каждом из них живет какая-то своя головастая чудища, наподобие вчерашней пойманной щуки.


Озеро Енозеро тако громадное, что у нас возникает ощущение полной затерянности в огромном диком мире. Мы подошли к одному из его островов и погуляли по его камням и мхам. Куда бы мы не поглядели, на север, на юг ли, бесконечной голубизной неба и воды наполнялся взор. Вот где постигается разница между значениями слов “горизонт” и “окоем”. И, видимо, мест, где это можно познать, осталось совсем мало, и мы уже забываем значение этих слов.


В самом интересном месте озера у нас был стык карт, это можно видеть на картинке сегодняшнего маршрута. Как то мы упустили этот момент при подготовке путешествия и вот теперь мы шли наугад, надеясь просочиться через нагромождение островов из восточной в западную часть озера. Мы нашли маленькую протоку в которой протекала вода из одно части озера в другое, видно гонимая ветром, так как отметки уровней обеих частей озера одинаковы. На радостях мы тут же и отобедали.





Нам повезло с погодой исключительно. На озере не было волн и мы прошли по его ровной глади без всяких приключений с попутным ветром. На мысу Лемтынярк мы увидели какие-то заборы, поддерживаемые в рабочем состоянии, видимо для оленей. Разглядывая заборы я не очень хорошо сориентировался и проплыл наиболее удобное место для волока. Возвращаться не хотелось и мы, сдув лодки, пошли к озеру Чилиявр. Но в этот раз что-то трудно было идти, я постоянно оступался на левую ногу , прыгая по камням, и на нее приходилась ударная нагрузка от веса груза, который я нес. Это имело печальные последствия.
Мы вышли к озеру Чилиявр, возле которого с трудом нашли место для стоянки, сил не было никаких и прямо на болоте у воды поставили палатку.

2 августа. Болото



Ночью наша палатка снова стала объектом интереса местных обитателей. К ней подплыли утка с утятами и начали крякать, видно от возмущения. А затем у меня заболела коленка на левой ноге, я никак не мог приспособить ее на своем жестком ложе, чтобы она не болела. Утром СР дал мне мазь и я намазал ею коленку, в полной уверенности что все у меня быстро пройдет.

До обеда мы быстренько проскочили Чилиявр, прошли по суше до озера Пимен-Павел-Ты, из которого вытекате река Егор-Вась, и пересекли это озеро. Очень интересные названия у этих озер и рек. Наверное, у каждого такого названия своя интересная история, и скорее всего, кто такие Пимен, Павел, Егор и Вася никто никогда не узнает. Может быть названия эти даны погибшим в этих местам охотникам, оленеводам, рыбакам. Об этом меня наталкивает название одного из озер Кольской тундры –“Федор плакал”.

Сегодня у нас момент истины. Нам предстоит пройти самую неприятную часть маршрута – по болотам, по которым никто никогда не ходил. Какими неприятными могут быть болота мы с СР хорошо знали. Но нам крупно повезло – болота оказались проходимыми, а ручьев, которые пересекали наш маршрут на карте, мы не обнаружили. Видно мы попали на эти болота во время засухи.

Но сколько же живности живет в этих болотах! Уж про леммингов я не говорю, следы их пиршеств повсюду, возле каждой кочки. Много тут куропаток, которые взлетали из под самых ног, когда мы натыкались на них пробираясь сквозь карликовую растительность. Испуганная куропатка отлетала на 50 метров и садилась в заросли, по всей видимости впервые видя человека и полагая что это существо особенно дружелюбное.

А однажды мы шли, шли и, как оказалось, подошли вплотную к лисе, которая подпустив нас до 30 метров, вдруг очухалась и побежала куда-то в сторону от нашего пути.

К вечеру погода испортилась. Мы подошли к сопке 320.8. Как оказалось, это был местный Эверест, через который северный ветер с трудом проталкивал тяжелые облака.





Мы встали на стоянку с южной стороны сопки и сразу же забрались в палатку и больше из нее не выходили. После ужина я читал книгу известного писателя о каких-то надуманных проблемах будущего, но из-за того, что это будущее уже наступило ( книга написано давненько ) а писатель не угадал с проблемой, читать ее было скучно. Терпение мое лопнуло, и я засунул ее подальше, положа глаз на книжку, которую читал СР.

СР читал “Америка” Кафки и судя по тому что он периодически говорил что купит все собрание его сочинений как только приедет домой, книга ему нравилась.

Книги в поход мы брали с расчетом прочесть свою, а потом чужую, и перед походом оговорили круг авторов и произведений. Но моя книжка оказалась не очень удачна для похода, СР с моих слов понял о чем она и тоже отказался читать, тем более что я зачитывал отдельные места которые не укладывались в наше представление о прозе, и потому я имел полное право читать книгу СР в то время , когда он отдыхал от чтения.

В итоге мы этого Кафку обсуждали каждый вечер, и все эти вечера перед сном в палатке витал дух великого писателя.
Leave a comment
30 июля. Здравствуй, тундра.


С утра было пасмурно и дул сильный ветер. Нам же этим неласковым утром предстояло идти к озеру Погеръявр через болота, поскольку преодолевать Поккруэй против течения было невозможно – большой перепад и множество мелких камней в русле реки




Мы пошли через болото. Собственно болота здесь, на мой взгляд, образуются потому что вокруг сильно неровная каменистая поверхность, из-за чего на большой территории вода не имеет стока, отчего и происходит заболачивание в низинах, не имеющих стока.
Здесь можно идти но границам болотистых участков, по верхушкам каменистых холмиков, в само же болото соваться надо только в исключительных случаях, когда обходить его слишком долго.
Здесь повсюду натыканы каменистые скалы останцы. Как мы выяснили незадолго до похода, на таких вот скалах останцах где-то в этих местах обнаружены петроглифы.




Конечно, мы пришли сюда не для поиска петроглифов, но, проходя мимо таких скал, мы всегда с интересом разглядывали зеленые узоры мха в трещинах камней и в них нам мерещились изображения инопланетян и мамонтов.
В одном месте мы увидели каплеобразную дырку в земле, заполненную водой, что было совершенно уникальным явлением, за весь поход мы что-то подобное более не наблюдали. Мы постояли около нее, посовещались и решили что это след от метеорита.



У истока Поккруэя мы обнаружили еще один интересный объект: военная палатка на деревянном настиле, в которой лежали консервные банки и тюфяк. Рядом было костровище. Возможно, это место у истока Поккруэя используется рыбаками или охотниками.




Озеро Погеръявр мы преодолевали против сильного ветра, иногда с дождем. С этого озера начинаются наши блуждания по озерам. Эти озера иногда соединены друг с другом каменистыми протоками, в которых наблюдается несильное течение. На фото один из таких протоков, у озера Кеткъявр.



Кстати, мы идем по озерам, упоминания которых совершенно отсутствуют в Интернете.

Вот, например, озер с названием Кеткъявр – несколько на Кольском. Об этом озере упоминания точно нигде нет, однако я обнаружил что это название все же упоминается в тексте отрывок из которого показался мне подозрительно знакомым. Оказалось, что это были мои мемуары о походе четырех летней давности по Рынде.

Уже вечером мы выходим к озеру Нижний Качманъявр. По берегам мы наблюдаем почти полное отсутствие растительности пригодной для стоянки, а нам очень хочется погреться у костра. Но приходится идти вперед, на север, навстречу мокрому сильному ветру. В 21 вечера мы решаем остановится у входа в озеро Верхний Качманъявр в любом случае, поскольку там нас ждал обнос.

При подходе к озеру я заметил на берегу некий движущийся объект, который, увидев нас, скрылся за холмики. Это меня немного напрягло, поскольку я так и не смог определить размеров этого объекта из-за темных дождливых сумерек. А определить размер непонятного объекта всегда важно, как показал мой опыт, в не слишком холмистой тундре в пасмурный день можно перепутать оленя и большую чайку, находящихся на расстоянии, которое трудно определяется. Но я точно видел, что объект имел светлое пятно так что это мог быть какой-нибудь испачканный по уши грязью лебедь

После того как мы поставили палатку прямо на открытом продуваемом месте у протоки, ибо других мест не было, я отправился на разведку и за дровами. Я думал что обнаружу следы сапог или копыт. Однако никаких следов, которые мог оставить крупный объект, я так и не заметил. Я осмотрел окрестности с ближайшей возвышенности и ничего подозрительного не увидел, но обнаружил несколько кустов засохшего можжевельника для нашего костра. Мы приготовили ужин на костре, поужинали, залезли в палатку. Вокруг нас бушевала непогода, а в палатке было хорошо и уютно. По причине прибытия в тундру я распечатал заначку с коньяком, которую берег именно для случая непогоды в тундре.

31 июля. Озера



С утра все окрестные озера застилал сильный туман, погода была такая же плохая, как и вчера. Это нас так встречает тундра. Кругом все выглядит ужасно серым, мрачным и тоскливым, но я знаю, что за всем этим скрывается настоящая красота, о которой я много раз рассказывал СР до похода. СР в тундре первый раз, на его лице написан вопрос в мой адрес: “Ну и где тут твоя красота?”.
Впервые мы решили не разводить утром костер. А прямо в палатке завели газовую горелку и вскипятили полтора литра воды. В палатке стало тепло и ужасно уютно. Это экономило нам кучу времени, поскольку не надо было заниматься костром. Конечно, надо быть очень осторожным с горящей горелкой и кипятком, внутри палатки и мы по очереди следили за процессом приготовлении завтрака.
И еще, нам очень понравилось одевать в такой теплой палатке свою постоянно сырую сплавную одежду. После одного такого удачного эксперимента мы решили, что теперь мы будем до конца похода завтракать в палатке!
Мы вошли в озеро Инцъявр и пошли на северо-запад исключительно по навигатору. Все красоты озера этот туман от нас скрыл. А озеро интересное, у него красивые берега, украшенные невысокими холмиками на которых лежат симпатичные камни.



Когда же начало распогоживаться, тут мы заметили бурлящую вокруг Жизнь. Это был лебединый и утиный рай, в котором беззаботно откармливались сотни уток и лебедей.

Местные лебеди, завидев нас, выходили на берег и убегали в тундру своей смешной походкой вразвалочку, где пытались спрятаться за большие камни. Причем, как я уже сообщал, всегда убегали парами. В зеленой тундре огромные белые лебеди (как говорит наука – они достигают веса 15 кг) были далеко видны даже с воды. Видимо эти совершенно беззащитные птицы могут быть защищены от врагов только тут, на этих гигантских озерах и островах, куда не добираются ни люди, ни хищники.

После обеда мы делали волок на озеро Пелосъявр. В обед выглянуло солнышко и мы, собрав маленькие сухие веточки карликовых березок, умудрились развести костер и приготовить свою похлебку.

Кстати, о костре. Мы всегда быстро разводим костер и проблем с ним у нас нет. Это потому что у нас есть волшебный мешочек, в котором хранится сухая березовая кора. Дело в том, что периодически встречаются березки, у которых много сухой отслоившейся коры, которая как пух покрывает ствол дерева. Мы всегда пополняем этот наш мешочек такой корой и она служит нам для разжигания костра. Правда, последний раз мы его хорошо пополнили несколько дней назад на Сухой.

Мы сделали переход длиною 2, 5 километра. На пол пути мы перевалили водораздел, с которого открывались обширные виды озер как впереди, так и сзади. Где-то там, где мы были вчера, летал вертолет и его шум напоминал нам о сытой цивилизации со всеми ее удобствами. Мне казалось что это ищут нас, но не могут найти, поскольку мы так далеко упиликали.




В свете солнца озеро Пелосъявр впечатляло своими марсианскими пейзажами, так как у меня было ощущение что мы путешествуем по Марсу. Озеро окружают рельефные сопки, усыпанные камнями. Больше ничего тут нет, только камни, сопки и вода. Гулять по таким пейзажам не скучно и очень интересно. Тут как в калейдоскопе – сделал шаг, и все эти камни и миниатюрные сопки меняются местами, открываются новые виды.




Мы вошли в реку Дроздовка. Прорываясь сквозь камни, река была совсем мелкой и идти на лодках по ней совершенно невозможно. Но на наше счастье она в основном существует тут в виде системы озер, а эти небольшие препятствия мы проходили по берегу, таща за собой наши лодки прямо по мху и карликовой растительности.





У одного из таких порожков мы стали на стоянку. С трудом насобирав дров развели костер и соорудили ужин.
После ужина я, от делать нечего, начал ловить рыбу на выходе из порога надеясь поймать все что угодно только не щуку. После нескольких забросов ни с того ни с сего кончик спиннинга сломался. Охотится на благородную рыбу со спиннингов в нерабочем состоянии было кощунственно, и, огорченный неудачей, я пошел к кустам, чтобы поймать хотя бы простую, неблагородную щуку.

После первого заброса кто-то позарился на блесну, но видно не смог ее хорошо проглотить и трофей ушел, едва я начал его подтаскивать к берегу. В таких ситуациях у меня начинается азарт рыбака и вскоре хищница, видимо хозяйка этой части водоема, оказалась на крючке ещё раз. Пойманная щука оказалось с непропорционально большой головой, которая вместе с жабрами занимала третью часть рыбы. Было такое ощущение, что в этих суровых условия все жизненные силы у этой щуки ушли на развитие мозга, позволяющего выживать в полярных условия за счет интеллекта.

Пойманную рыбу мы жарили и ели весь оставшийся вечер.


Зубы у этой щуки были громадные, некоторые экземпляры были более полутора сантиметров высотой!

Leave a comment
28 июля. Семужья и Сухая






С утра мы сплавлялись по Семужьей.
Семужья! Какое романтическое название. Наверное сюда, на эти отмели, приходит в конце лета из океана семга на нерест.Семужья – спокойная мелкая речка с галечным дном и песчаными пляжами.
Такая речка непременно должна быть у каждого человека в его детстве. СР так сразу и заявил что он попал в свое детство и в таком состоянии пребывал до самого обеда.




Тут нет ни порогов, ни экстрима. Нет и той экзотики, о которой мечтается в детстве, лежа на песчаном бережку схожей речки с романом Жюль Верна. Тут все как раз так, как в том простом и радостном детстве. Изредка наши лодки садились на песчаные отмели и тогда мы выходили из лодок и брели по щиколотку в воде, лениво поправляя веслом лодку, которую тащило течение. Полное ощущение попадания в прошлое, которое бывает не так часто, поскольку такие городские дядьки как мы редко занимаются подобной “фигней”.

Мы вышли в Сухую и тут же пообедали и надо ли говорить что обед у нас был рыбный.
Тут я хочу сказать о том как мы с СР делим продукты, в частности соленую рыбу. Я всегда готовлю к употреблению две порции рыбы, но они часто бывают разные. Скажем в одной порции хорошее просоленное филе, а в другой мякоть с костью плюс кусок хвоста с мясом. СР в это время отворачивается, а я или накрываю порции тарелками или беру их в каждую руку и прячу за спину. СР указывает под какой тарелкой или в какой руке его порция. И тут же ее получает.

Иногда СР, получившего таким образом более ценный кусок, начинает мучить совесть и он предлагает мне обменяться кусками. Но я непреклонен, поскольку меня совесть никогда не мучает.
За день отсутствия в реке значительно прибавилось воды, я уже писал, что вода собирается тут в реке очень быстро – кругом болота. Начались перекаты и порожки, несложные, но интересные – тут надо было делать маневры между камнями, иногда длинные и извилистые.



Так мы плыли и плыли и дошли почти до Йоканьги. Перед впадением в Йоканьгу Сухая полностью исчезла в нагромождениях камней, сплавляться по ней было себе дороже. Мы встали возле начала порога и решили обнести его на следующий день с утра.

29 июля. Йоканьга.






С утра опять был дождь, который прекратился, как только мы вздумали проснуться. Все бы ничего, да вот пришлось нам сегодня делать обнос порога по лесу, а по мокрому лесу не то что обнос делать – гулять противно. Тут вокруг Сухой густой березовый лес и небольшие сопки. В лесу меня поразили можжевельники высотой более трех метров, они были стреловидные и ровные. Видимо из таких вот экземпляров в далеком прошлом и делали луки.



Мы вышли в Йоканьгу. Уже тут Йоканьга впечатляет размерами и разливами. После каждого такого разлива она сужалась и ее преграждал несложный перекат или порог с перепадом до 2.5 метров с полуметровыми стоячими валами.
По берегам периодически встречались следы деятельности человека. На одном из порогом мы увидели вертолет. Возле него рыбачили нахлыстом два человека. Один – интурист, в стандартной экипировке ( видимо их всех так одевают на базе ) , а второй - пилот вертолета, который, в ответ на наше приветствие, помахал нам рукой. На следующем пороге было еще 3 человека – интуристы с инструктором, которых сюда забросил ранее описанный вертолет. Мы проскочили мимо них, и нас унесло дальше быстрое течение порога.



По берегам Йоканьги растут деревья и с воды кажется что леса тут кругом, но это не так. Это только возле реки. На самом деле вокруг здесь тундра.
Мы доходим до впадения в Йоканьгу левого притока - Поккруэя.

Поккруэй - середина нашего маршрута. С сегодняшнего дня мы поворачиваем назад и возвращаемся по тундровым озерам. Наше путешествие становится совершенно другим – мы почти на неделю уходим в тундру, а в тундре все другое, там не будет у нас сплавных рек- будут озера , а главное с сегодняшнего дня у нас будет другое представление об уюте, тепле, костре, еде.

Как обычно, когда светит Солнце, все новое поражает своей новизной и красотой. Так и Поккруэй сразил нас не только своим названием, но и пейзажами. В русле тихой и спокойной реки стояли большие камни – чемоданы и островки зелени. Были и быстрые перекаты, которые мы, набрав спортивной наглости, взяли в лоб, с разгона, даже не выходя из лодок.

Поккруэй – очень красивое название. Оно, по всей видимости, рифмуется с одним единственным словом – Хемингуэй, и потому грех было не приобщиться к великой прозе и поэзии одновременно, выдав в стиле НОсовского Незнайки:
Приветствую тебе, туманный Поккруэй
Где так любил бывать Хемингуэй!
На этом, все возможные варианты закончились, и свое приобщение к прозе и поэзии я посчитал состоявшимся.




Возле первого непроходимого порога Поккруэя мы встали на стоянку. У нас было куча времени и каждый занялся тем, чем хотел. СР сушил свой спальник, который он упаковал в тряпочную герму и использовал вместо седушки. Как оказалось, тряпочная герма со спальником внутри очень хорошо впитывает воду, если на ней сидеть в мокрой лодке. Я же пошел на рыбалку в сухих сапогах, носках и штанах и все это промочил, выискивая удобное место для лова, и потом тоже все это сушил вместе с СР. В итоге весь вечер мы сушили вещи. А мораль сего абзаца такова: коль идёш в водный поход - быть тебе постоянно мокрым.
Leave a comment
26 июля. Магазин-Мусюр. Сухая.





Утром шел дождь, но к нашему выходу из палатки он прекратился. Расставались с Йоканьгой мы без всякого сожаления, поскольку красота ее была однообразной на протяжении всего нашего вчерашнего пути по ней, а потому впечатлений было мало Мы надеялись, что через несколько дней, когда мы выйдем на нее в нижнем течении она будет поинтересней.
Мы выходим и идем по сухому болоту четко на юг. Перед нами зеленые склоны горы Магазин-Мусюр, которая считается самым северным большим массивом леса в средней части Кольского. Но главная достопримечательность этой горушки в том, что на вершине ее можжевеловый лес. На нескольких гектарах можжевельник полностью вытеснил другие деревья. Попадались экземпляры деревьев более двух метров высотой и толщиной у основания 40 см. Мы бросили рюкзаки и ходили по этой можжевеловой роще и фотографировали можжевельники.



В 14:30 мы подошли к озеру Сухому, где надули лодки и пообедали. Пока обедали мы осмотрели эти совершенно дикие места, и обнаружили следы пребывания человека: поржавевшие консервные банки и кусок деревянного полозья
от саней. А мне, до начала похода, казалось что это чуть ли не полюс необитаемости.




Из озера Сухое вытекает река Сухая. Она удивительно похожа на обычную речку средней полосы, и нас потрясала та скорость, с которой она впитывала воду из окрестных болот.




А сколько тут было живности! Утки с утятами за каждым поворотом, но в отличие от лебедей они умело умеют обманывать врага. Утка начинает отвлекать от утят, прикидываясь раненой, чуть взлетит – и снова падает в воду. Утята в это время плывут к берегу и ныряют куда-то под прибрежную траву и кусты.
Лебедей тут было не меньше чем на Йоканьге, но только еще более прямолинейные и упрямые, убегая от нас, они в кровь натирали себе бока, хлопая крыльями.
А однажды мы выплыли из–за поворота и окаменели: посреди реки стоял огромный черный лось, который, видимо, спасался от гнуса. Увидев нас, он выскочил на берег и убежал.
Часам к 10 мы подошли к базе оленеводов и остановились на берегу. В наших планах на завтра была пешка по Кейвам.



27 июля. Кейвы



В наших планах был трехдневная пешка по Кейвам. На третий день мы должны были выйти к Сухой, получив морю удовольствия прогулявшись с 40 кг рюкзаками по самым крупным вершинам Кейв.
Уже с утра было жуткое количество мошки, видимо, она очень хорошо чует что день будет жаркий. Мы прошли мимо домика оленеводов и по вездеходной дороге направились в сторону Кейвов. Ни людей, ни оленей, ни собак мы не встретили. Вскоре взяли ориентир на гору Шуурурта, совершенно не сомневаясь, что дойдем до нее.
Повсюду тут были разбросаны какие-то белые камешки, были и белые в крапинку да и вообще разных расцветок. Мы знали что тут полно каких-то интересных камней с какими-то крестами, но, к сожалению не знали какие они из себя, на что обращать внимание. Нам они были совершенно не нужны, просто интересно было бы посмотреть что это такое.
Но сегодня идти с грузом что-то было очень тяжело, наверное потому что стало очень жарко и нам постоянно хотелось пить. Вокруг нас роились миллионы слепней и мошки, причем таких зубастых, что они умудрялись прокусывать даже через одежду и перчатки. СР я дал свои ветровочные штаны, так как его ноги закусали слепни. Полностью укутанные мы страдали от жары. С нас лил пот градом и хотелось постоянно пить.




Накомарником я практически не пользуюсь, хотя у меня их с собой 2, на всякий случай. Из принципа, поскольку в накомарнике все красоты Кольского выглядят хуже, чем по телевизору. Попробуйте в накомарнике посмотреть телевизор и поймете разницу. Это имело некие последствия. На фото верху привожу фрагменты своей опухшей физиономии через 5 дней похода, с кровоподтеками от укусов мошки под каждым глазом.


Вдобавок болото перед Семужьей было таким болотистым, что мы практически встали на нем. Мы делали переходы по 100 – 200 метров, а с нашим грузом это было тяжело.
И когда мы вышли к Семужьей то решили что Кейвы в этом году нам не по силам идти с таким грузом. Мы поставили палатку, пообедали, и часок вздремнули. Никогда я не спал так хорошо как в этот раз!



В 16:30 я проснулся и решил порыбачить. Я сел в лодку и отплыл чуть выше по течению. Но место тут было неудачное – мелкое. А вот СР сразу же поймал две рыбины, по всей видимости кумжи, но по внешнему виду они был разные – одна светлее – другая темнее.



Я хотел тоже отличиться и так сильно кинул блесну, что она упала возле противоположного берега и ее моментально отведала большая щука. Как и следовало ожидать, весь оставшийся вечер мы занимались рыбой, и снова засолили кумжу в опустевшем контейнере. Потом жарили и ели щуку, и так до конца ее не съели и оставили на завтрашний обед.



На фото вверху вид с противоположного берега на место нашей стоянки. На фото СР возле своей лодки. Вечером описываемого дня на том месте лежала моя лодка после рыбалки, и, слава Богу, перед сном я ее утащил в кусты на всякий случай ( что, впрочем, я делаю всегда ). Если бы я ее не утащил у нас были бы большие проблемы, потому как ночью случилось “забавное” проишествие.



Ночью ( тут не надо забывать, что ночи на Кольском летом светлые ) я проснулся от того, что услышал какие-то частые и сильные всплески в воде рядом с палаткой. Я открыл глаза и увидел СР, который не спал и напряженно вслушивался сидя в спальнике. Я попытался сообразить, каким образом рыба может производить такие звуки в воде, и у меня получилось, что рыба должна быть размером со свинью. Затем задрожала земля и послышались глухие , мощные удары по земле –Тук-тук-топ-топ.

“Это лось” –сказал СР, видимо пытаясь меня успокоить. “Аааа..” – зевнул я и повернулся на бок и моментально заснул.
А вот рассказ СР, слово в слово, поскольку он надиктовал их на mp3 плейер, который я использую как диктофон.
“Улеглись мы спать после полудневки, настроение было замечательное. Сытые, довольные. Моментально уснули. И где-то, наверное, приблизительно пол-третьего, я вдруг услышал шум и топот. Необычный. Думаю, кто же это может быть? В общем напряженный был момент, поскольку это было рядом с палаткой. И вдруг потом всплеск воды и топот по воде, редкие, мощные шаги. И буквально через минуту мы ощутили настоящую вибрацию земли. И тут я понял что это скорей всего лось, поскольку редко так шагать и мощно может только самый мощный зверь на полуострове, а это лось”

Утром мы разобрали наш ночной “полёт”. Лось шел вдоль берега, наткнулся на палатку и до смерти напугался, с перепугу сиганул в реку и выскочил в том месте, где я чуть было не оставил лодку. Что могло бы быть, если бы лось прошелся по моей надувнушке своими 4 копытами даже представить себе не могу – что-то вроде того шарика, который Пятачок подарил ослику Иа.
1 comment or Leave a comment
24 июля. Рова





Ночью, часа в 3 я немного подзамерз, зато утро было ясное и прохладное. Нам так не терпелось начать наконец-то сплав, что в начале десятого мы вышли в поисках воды достойной наших лодок.
И попотеть нам пришлось. Не только от тяжести груза, но и от жары. Обходя ненавистные нам болота у реки, мы отошли от прямого пути на пол километра. И не зря. Тут растут группы старых можжевельников, которые образуют живописные семейки среди камней.




Уж какие они корявые, непричесанные эти можжевельники, (так и хочется сказать “кургузые”, но мы же не на Курге) на фоне относительно стройных березок. Но надо отдать дань уважения этим старожилам, пережившим несколько сотен суровых полярных зим и радующихся, как и мы, этому нечаянному летнему жаркому солнцу.



Так и хотелось пожужжать, повторяя гордое слово моЖЖевельник, но это было не очень оригинально – тут во всю жужжали слепни, в содружестве с комарами и мошкой. Они так достали, что когда мы подошли к месту впадения каких-то новых ручьев в Рову, от чего она стала действительно сплавной, то я прямо в одежде прыгнул в реку.



К этому месту подходил вездеходный след. Как мне потом сказали, заброска на Рову на вездеходе в этот сезон стоила более 30 000 рублей с человека! Но могу с уверенностью сказать, что все красоты Ровы начинаются на Курге и Ленъявре.




В 12 мы наконец-то открыли новую веху в нашем путешествии – сплав. Сплав это всегда отдых, радость и удовольствие. Тем более по такой речке как Рова.





На наших лодках в верховьях Ровы можно было спокойно плыть и не знать никаких забот. Здесь она еще узкая, и в русле множество мелких камней, но для наших лодок это не проблема. Самое главное – нет завалов. Был один порожек, с перепадом полтора метра, но при таком расходе он оказался совершенно детским.

Идя по Рове обязательно нужно посетить сопку 342м. Она расположена в 50 метрах от реки и с нее видна отличная панорама бассейна Ровы. Больше такого удобного случая не будет. Если повезет, и погода будет солнечная, то тут можно наснимать красивых панорам, кроме того можно с большим удовольствием полазать по большим камням.







На фото видно то место Ровы, откуда мы пришли - водораздел, с которого мы спустились вчера вечером.



Вода в Рове прозрачная и дно песчаное. Я плыву по реке первым и вижу, как из под носа лодки разбегаются во все стороны серебристые хариусы. Очень хочется половить рыбу и лучший способ это сделать - стать на обед.







Мы выходим на берег. Здесь изумительно место для обеда, есть даже костровище из камней и, судя по признакам, недавнее.



Я никогда не описываю обеды, завтраки и ужины. Это мало интересно, если не было какого-нибудь прикола. Хочу лишь сказать, что первые 10 дней похода в обед мы едим 10 супов, которые везет СР. Мои, замотанные скотчем в недрах пищеблока, пока не достаем, дабы не нарушать его целостность и ту гармонию, с которой он укладывается по утрам в мой рюкзак.



После обеда Рова стала набирать мощь. В нее то и дело впадали притоки и характер реки стал другой. Плёсы чередовались с локальными порожками с перепадом высот до полутора метров, где необходимо было делать маневры между камнями.



Героем дня стал СР.



На днях он как-то умудрился натереть спасжилетом себе бок. Он залепливал бок пластырем, но спасжилет не снимал. И вот на Рове он ему надоел. И только СР снял мешавший ему спасжилет, а вместо каски одел накомарник, как с ним сразу же приключилась история.



В одном из порогов его лодку развернуло боком между камней и перевернуло. Вынырнувший из воды СР сначала не мог сообразить где он находится, пока не догадался снять мокрый накомарник. Я как раз запечатлел этот эпизод на фото. Я немного перепугался за СР, но зная СР сообразил что всё будет в порядке. Я даже подумал что сейчас СР подойдет ко мне и скажет: “Ох как здорово, ох как классно!”.






Так оно и получилось. Абсолютно мокрый СР восторженно кричал: “Вот здорово, вот искупался, так хотел искупаться!” Как оказалось при ударе о камни СР повредил себе ребро и оно его тревожило не только в походе, но и после. Я ругал СР: “Если б я видел, что ты идешь без спасжилета, я бы заставил тебя его одеть”.



Пороги на Рове просты для наших лодок. Тут главное не сесть на камни и не перевернуться под напором воды. Конечно, сложность порогов зависит и от воды, к сожалению, не могу сказать какая вода досталась нам, но мне кажется воды было мало.



Рова хоть и несложная речка, но к ней надо относиться в спортивном плане очень уважительно.



Порожистый участок реки вскоре после впадения Малой Ровы заканчивается. Дальше Рова напоминает равнинную речку.



В 8 часов мы встаем на стоянку на правом берегу. Пока мы ужинали, с другого берега реки раздался рёв какого-то крупного животного. СР утверждал что это олень. Наверное, чтобы успокоить меня, ибо мне почему-то казалось, что это ревел медведь, которому не дали наловить на ужин рыбы.



В 10 вечера я спустился к реке половить рыбу, не рассчитывая, впрочем, чего–либо поймать, а так… побросать блесну, ибо в этом занятии нахожу некое удовольствие. В реке что-то булькнуло, и я подумал, что это СР что-то туда запульнул. Я тоже забросил в то место блесну и вдруг БАБАХ, что-то дернуло за леску и начало мотать ее из стороны в сторону. “Сашка, помоги!” – закричал я. СР прибежал, на ходу разматывая подсак, и сразу же начал давать мне советы как вытащить эту рыбину. От неожиданности я забыл как включаются тормоза на катушке, и как вообще надо действовать чтобы вытащить такую упертую рыбу на берег. Хорошо что рыба оказалась не очень обученной к противостоянию рыбакам и не стала делать свечку. СР подцепил ее подсаком и вытащил из воды. Это была кумжа не менее килограмма веса! Вскоре я поймал еще одну, поменьше.



Тут и СР тоже пошел ловить рыбу. Только закинул блесну и сразу закричал: “Шура, помоги!”. Тут пришла моя очередь давать СР советы как подтаскивать рыбу к берегу. И эта рыбина снова оказалась в подсаке. Это была такая же кумжа как и у меня.



Тут СР заявил , “Все хватит ловить рыбу”. Было такое ощущение что у СР ноль эмоций и радости от рыбацкого счастья. Не то что у меня: я готов был плясать и радоваться своим успехам. Как потом оказалось, когда СР совершил оверкиль, он не только повредил себе ребро, но и сломал 2 секции своего спиннинга. Ловил он на запасной спиннинг, ибо мы с ним взяли по запасному спиннингу. ( Как показал опыт, в конце похода по Кольскому и основной и запасной спиннинги приходят в полную негодность.)



Мы почистили рыбу и засолили в контейнере. У рыбы, которую поймал СР, было более темное красное мясо, у меня – светлое. Так я до сих пор и не знаю в чем различие у наших трофеев.



Хребты и головы решили сварить в супе на следующий день в обед, ибо жирности в супах из пакетика нам не доставало.


25 июля. Йоканьга.













К сожалению, мы с СР не умеем грести медленно. Вчера днем начали сплав по Рове, а сегодня в обед мы ее покидаем. Нас ожидает великая река - Йоканьга. На топографической карте Йоканьга в половине случаев пишется как Йоканга, без мягкого знака. Не знаю в чем разница, но надеюсь это не ошибка топографов.



Утром я проснулся раньше СР. Дело в том, что 4 походных дня прошло, и я полностью опустошил свой малый пищеблок. Мне необходимо прооперировать основной и извлечь из него продуктов на следующие четыре дня. Это мероприятие я осуществлял в течение получаса острым ножом, одолженным у СР, извлекая сало, сыр, колбасу, шоколад, кофе, кашу, печенье, халву и прочее, прочее, прочее. Уменьшенный в объемах пищеблок я, при помощи скотча, постарался сделать параллелепипедом, и мне это почти удалось. Он также хорошо входил в рюкзак, как и в своем предыдущем состоянии.



Тут надо сказать, что по окончании похода я понял одну мысль: все разнообразие продуктов к чаю, которые я брал, и которое очень плохо компоновалось и доставалось при необходимости, можно было заменить одним продуктом – печеньем.



Поясню это мысль:



Каждый раз при употреблении какого-либо продукта он должен был употребляться в какой-то неправильной пропорции к своему общему объему. Особенно это касалось халвы, которая крошилась и раскрытую пачку которой надо было поедать в течение нескольких завтраков, обедов и ужинов, параллельно употребляя в таких же неправильных пропорциях печенье, шоколад, конфеты и тп.



Печенье же продается уже в упакованном виде в прямоугольных полиэтиленовых пачках. Любое количество этих одинаковых пачек идеально компонуется вместе. Тут надо, конечно, поедать целое число пачек в день, что легко сделать. Надо только покупать такие пачки, чтобы печенья в них было на несколько штук больше, чем расчетное количество. Тогда, поедая эту добавку вечером у костра с очередной кружкой чая можно гордо приговаривать: “Ах, какой я молодец!”



Рова перед впадением в Йоканьгу (в Кальмозере) течет среди болотистых берегов, но в лодке болотных неудобств не замечаешь. Возле реки всегда есть дренаж воды, а значит растут нормальные деревья. Здесь есть песчаные пляжи, на которых так хорошо выйти из лодки и размять ноги, что особенно приятно после двух кружек утреннего чая.






Я люблю такие тихие, лесистые болотистые речки. Тут всегда есть место чему-то интересному. Так и тут, в одном из водных перекрестков, которыми изобилует запутавшаяся в своих меандрах река, СР кинул воблер и тут же его схватила огромная рыбина. СР пытался подвести ее к берегу , но чудище упиралось изо всех сил. Это была здоровая кумжа и боролась она за свою жизнь отчаянно. Она так и не дала подвести себя к берегу и, оборвав поводок, ушла, унеся с собой любимый воблер СР, который он ласково называл “Козявочка”



Устье Ровы подперто Кальмозером, воды тут много, вода тут кругом и на берег лучше не выходить, наверно так выглядят полноводные притоки реки Амазонки. Нелюбителям подобных пейзажей река тут может наскучить, и тут не надо разевать варежку, потому как нечаянно можно заехать в озеро Марья и Поскашор ибо течение тут почти не ощущается. Поскашор вытекает из озера Самолетного, и, судя по названию, где-то в его окрестностях должны валятся обломки самолета.



Кальмозеро оказалось на нашем пути совсем мелким. Местами глубина его была по колено. Но с озера открывался красивый пейзаж на стометровые ( относительно озера ) сопку Марья и рядом расположенные сопки. На одном из мысов Кальмозера, где было много сухого плавняка, мы отобедали, соорудив суп из хребтов и голов вчерашних наших трофеев. А солёная кумжа была верхом наслаждения.



В 16:00 мы вошли в Йоканьгу. Она уже тут была широка и течения в ней не наблюдалось, Нам предстояло до планируемой стоянки пройти 28 км, ибо мы должны завтра с утра делать волок в бассейн реки Сухая. Как назло дул восточный встречный ветер. Местами он сносил нас сильнее чем течение. Мы гребли изо всех сил и держали среднюю скорость 5 км в час. Тут вполне комфортно можно было грести на наших лодках и против течения, я на всякий случай отметил этот факт, мало ли какой интересный маршрут может получиться если возвращаться по Йоканьге против течения.



Скучно плыть по Йоканьге нам не было. На реке паслось множество белых лебедей, которые линяли и не могли летать. Они шарахались от нас, переступая по воде своими перепончатыми лапками и хлопая крыльями с которых летели во все стороны перья , пока не заруливали в какой-нибудь приток или залив. Некоторые, самые умные, дабы не париться, сразу же вылазили на берег и прятались в кустах. Это были обычно маленькие лебеди, похожие на цыплят, они смешно и вразвалочку пробирались сквозь прибрежную траву в глубь леса.



Некоторых, особо упертых, нам приходилось обгонять, при этом приходилось сильно напрягаться. Конечно, белые лебеди это очень красиво, но нам они жутко надоели, потому как они шумели, галдели, хлопали крыльями, пугались, короче устраивали жуткий ералаш, в котором мы считали себя главными виновниками.







Лебеди всегда плавали парами, даже маленькие лебеди. Очень было печально, когда перепуганная нами пара разбегалась в разные стороны, один лебедь удирал вверх по течению, а другой вниз. Надеюсь, они снова нашли друг друга.



Возле оленеводческой базы на правом берегу мы встретили группу на катамаране и каяке из Курска которые шли по Йоканьге до самого устья. Они хотели купить у оленеводов оленины, но мяса не было, так как всех оленей увели в Кейвы. Как оказалась, эта группа прошла тот же маршрут что и мы, только стартовали они не 20 июля, а 10. Мы вполне оценили преимущество таких лодок как у нас, потому как на Рове им с катамараном пришлось туго.



Около 9 вечера мы дошли до места стоянки, с которой мы будем делать волок на Сухую через сопку с интересным названием Магазин-Мусюр. В 23.30 мимо нас проплыл катамаран курян, я их поприветствовал из зарослей в которых мы остановились, от чего они, как мне показалось, немного перепугались.
Leave a comment
21 июля. Курга



“Хорошо, когда есть запасной вариант маршрута” - снилось мне всю ночь, под шум мелкого дождя, стучащего по тенту палатки. И это было еще одно подтверждение того, что через болото идти не надо.

С 6 утра я уже не спал, и лежа в сухом и теплом спальнике поглощал из него, как аккумуляторная батарейка, энергию для нового походного дня. СР тоже не спешил выходить из палатки. В 8 утра, как только дождик прекратился, мы вылезли из палатки и занялись завтраком. Ножом я прооперировал малый пищеблок на первые 4 дня пути и извлек из замотанной скотчем конструкции кашу и какао для завтрака. Быстрорастворимая каша из одноразового пакета, заваренная на торфяной воде из ручья, была лиловой, но мне было всё равно какого она цвета и вкуса.

По все видимости мы были первыми, кто сплавлялся по Кирпичному ручью. Большое количество камней в русле затрудняло сплав, и нам еще повезло, что воды в ручье из-за ночного дождя было много. Ровно к 11 утра мы вышли к Курге. Курга нас встретила спокойной водой и мы, полные оптимизма, стали выгребать против течения.





До озера Ялового Курга не слишком зверствует, здесь вполне можно спокойно выгребать на плёсах с несильным течением. Мелкие перекаты мы проходили ведя за собой лодки, иногда по пояс в воде. Тут надо пояснить, что максимальная скорость наших лодок примерно 4-5 км в час по стоячей воде. Такая же скорость (или чуть меньше) и у реки на плесах, но у берега она, как правило, меньше чем на середине реки, поэтому, передвигаясь у берега, мы сильно экономили силы. Иногда в потоке воды лежит большой камень, за ним всегда стоячая вода, и мы стараемся использовать такие маленькие нюансы гидродинамики для продвижения против течения.

Наши надувные лодки-каяки удобны для такого продвижения по реке. Я легко выскакиваю из нее в поток воды у берега, если считаю что проводить лодку легче чем грести и легко впрыгиваю в нее обратно, и пока лодку не отнесло, успеваю начать выгребать против течения.

На озеро Яловое мы пришли в 17:30, и это притом, что мы часа полтора потратили на обед.

Кстати, о наших обедах. Варим мы на обед в полуторолитровом котелке суп из пакетика. К нему идут маленькие кусочки сала-колбасы (у каждого свои) с сухарями. Ну и к чаю что-то сладкое. Вроде совсем мало, но нам хватало. Конечно, когда была рыба, обед основывался исключительно на рыбе. Тут нам и рыбный бульон из голов для супа и варёная рыба в супе, и обжаренные с вечера кусочки рыбы и даже соленье. За полтора часа мы успевали развести костер, сварить похлебку и отдохнуть. За все время похода ни разу в обед не было дождя!

На Курге мы заметили только две маленькие группы на берегу, для которых пасмурный день видно был не сплавным днём, нам же хотелось кого-нибудь догнать-перегнать. Поэтому когда на Яловом мы повернули на Северо-восток в сторону впадения в озеро Курги то заметили вдалеке, возле впадения, две точки, которые нам показались лодками или катамаранами. И только когда мы подошли к ним совсем близко, оказалось что это два камня.

Надо сказать, что после Ялового Курга действительно напрягает, но проводить лодку у берега против течения все же можно. Для покорения Курги необходимо собраться с силами именно на этом участке, каких-нибудь 3-4 часа мучений и Курга будет преодолна. Наибольшую трудность при нашем преодолении реки создавали подводные камни, скользкие и иногда острые. В неопреновых сапожках сильно доставалось большим пальцам на ногах, и после такого похода ногти на них у меня почернели.

Мы так намучились за последние два дня, что как стали на стоянку, поужинали и сразу легли спать. Мне жутко хотелось половить рыбу, но не было никаких сил.




22 июля. Ефимозеро




вскоре выловил приличного хариуса. Следующим забросом я зацепил старую гнилую сеть, и пока я проколупался с нею, настроение у меня стало Утром, преодолев последние пороги, мы вышли к озерам, из которых вытекает Курга. Напряжение, которое владело нами первые два суровых дня похода, спало, поскольку гребля по открытой воде ( сплав по течению не в счет ) наше с СР любимое занятие, все же мы живем в Дубне - на острове . И потому нам очень хотелось отметиться на Курге в качестве рыбаков.

СР пошел к ближайшему хорошему месту начинать готовить обед , я же отправился на лов рыбы. У входа в озеро Кальман я начал метать блесну и совсем не рыбацкое, и я, сильно замерзший, отправился к СР на обед. Хариуса мы сварили в супе и съели.


От красоты Ефимозера я немного прибалдел. Вроде тут и ничего такого и нет, но так все сложилось, что и попутный ветерок подул, и солнышко выглянуло из-за туч. А если учесть что дело происходило после обеда, то, конечно же, весь окружающий мир мгновенно преобразился и стал прекрасным. В дали, прямо по курсу виднелись Кейвы - сопки которые мы с СР возвели в ранг “одной из основных целей нашего похода”. Песчаные пляжи на фоне Кейвов – изумительные северные пейзажи.





На радостях Ефимозеро мы пересекли за 3 часа и подошли к реке-ручью Ленъявр.

Выходной порог Ленъявра снова напряг нас. Напрягаться после полной расслабухи было не охота, вряд ли кому-либо приятно под вечер брести против течения по колено в воде. Но это были семечки. После небольшого спокойного участка река оказалась стиснутой берегами настолько, что оказалась сплошным мощным потоком, проходить который по воде было убийственно. Но тут, на правом берегу реки, была стоянка и нам ничего не оставалось, как остановиться на ночлег дабы утром принять правильное решение.

Я люблю ловить рыбу в выходных порогах ручьев и речек. Как мне кажется, здесь большие возможности для лова рыбы. Конечно я хочу половить рыбу и сегодня, но для начала предлагаю СР идти на лов рыбы в порядке очереди, но он отказывается. В таком случае на дело иду я, а СР варит гречку. Вытаскиваю из воды двух окуней. Больше нам не надо.





На стоянке я обнаруживаю утерянную кем-то блесну-вертушку. В каждом походе я теряю с десяток блесен. С этого похода я вернулся с одной новой блесной. И это притом, что одну блесну у меня оторвала щука в конце похода на Курге. Как эта блесна снова вернулась ко мне, об этом я обязательно расскажу.

23 июля. На Рову.



Каждую ночь идет дождь. Но нам исключительно везет: ровно в 8 утра дождь прекращается. Эта ситуация с дождем не изменится на протяжении всего похода: за время нашего путешествия не было случая, чтобы мы утром собирались под дождем. Для меня это, наверное, самое важное чего я хотел бы в походе, ибо в такой ситуации утром у нас с СР всегда хорошее настроение, мы легко выходим из палатки, быстро разводим костер, завтракаем, собираемся, загидриваемся , а дальше готовы мокнуть весь день, до того момента когда под тентом только что поставленной палатки сбрасываем себя мокрую сплавную одежду.

Сплавная одежда – облегающие трико и кофта из мелкого но толстого флиса и гидра. Я ее никогда не сушу специально, если успеет обсохнуть на мне вечером у костра – хорошо, нет – ну что ж, всего одна минута неприятных ощущений при надевании сплавной одежды утром в палатке, по истечении которой я сливаюсь с ней в одно целое и не ощущаю дискомфорта. Но есть один неприятный момент – это одевание мокрых и жутко холодных с утра неопреновых сапог, которые всю ночь сиротливо валяются около палатки.

На руках я ношу простые прорезиненные хб перчатки резиной вверх, дабы внешнюю сторону ладони не прокусывали комары.
Примерно также одевается и СР, только он, в отличие от меня, ходит в неопреновых перчатках.





Мы сдуваем наши лодки и упаковываем их в пеналы. На это уходит у нас не более 10 минут. Дальше наш путь будет идти вдоль правого берега Ленъявра. Ленъявр попугал нас стремниной и вскоре немного успокоился. Выходные пороги Ленъявра самые неприятные для преодоления их против течения, выше по течению Ленъявр не так зверствует, здесь есть даже плёсы. Но мы решили пройтись вдоль Ленъявра пешком, ибо давно уже не носили на себе лодки.

Природа Ленъявра впечатляет – тут растут 20 метровые елки и сосны толщиной более полуметра!






Мы идем по лесу по звериной тропе. Я на всякий случай что-то напеваю, дабы меня хорошо слышали местные обитатели буреломов и берлог. Мне, конечно, хотелось бы встретиться с добрым медведем, но не думаю что это мое желание на счет встречи взаимно.

Мы переходили Ленъявр в относительно спокойном месте, но все же я поскользнулся на камне и плюхнулся в воду вместе с рюкзаком.

На левом берегу реки мы взяли азимут по GPS и пошли прямо к истоку Ровы. Как только мы взошли на вершину сопки, перед нами открылась “удивительная красота”. Тут надо пояснить, откуда это смелое утверждение. Дело в том, что деревья тут уже росли примерно в человеческий рост, и на вершине сопки, продуваемой ветрами, их было мало. Сквозь этот лес очень хорошо видно, он прозрачный. Рядом в нескольких километрах стояли стометровые сопки. Голубой Ленъявр (иначе и не назовешь) вытекающий из озер Средний и Верхний Ленъявр был достоин не только снимка на цифровой фотоаппарат, но и художественной сессии хорошего живописца. К сожалению, пришлось запечатлеть всю эту красоту на старенький цифровик, испорченный в походе 5 летней давности.

И все это гармонировало на фоне облачного контрастного неба и золотистого ягеля, расцвеченных солнцем. Идти по таким сопкам, покрытых ягелем, даже с таким грузом как у нас – исключительно приятное занятие…









По мере продвижения вверх становилось все интереснее и живописнее. Я совсем не ощущал груза в 45 кг, и, повесив пенал с лодкой на шею и освободив руки, щелкал на фото все подряд.

До Ровы нам надо перевалить через два хребта сопок. С вершины первого мы



увидели ручей Юмперуайв, спешащий к Ленъявру.
Обед в можжевеловых зарослях у ручья был самым приятным обедом за все время похода. Можно было ополоснуться в ручье, поваляться в высохшем мху и вдоволь насмотреться на огромное синее небо.

Каждая новая сопка на нашем пути это уже не препятствие, а некий рубеж, после которого мы нас ожидают новые впечатления и красоты. Подходить к этому рубежу жутко интересно - мы в предвкушении чего-то особенного, нового. И вот мы переваливаем через последнюю сопку и нашему взору открывается бассейн Ровы.

Вдалеке, с высоты сопки, мы видим голубые пятна и линии, но оценить, сколько до них километров в свете вечернего закатного солнца, мы не можем. А ближе ничего голубого не наблюдается. Рова вытекает из болота совсем крохотным ручьем, очень достойным для пускания по ней бумажных корабликов, но для наших лодок она непроходима.






Мы проходим немного вдоль ручья и становимся на стоянку возле клина можжевеловых зарослей подходящих к ручью. Только теперь мы почувствовали, как устали за день. После ужина я пытался половить рыбу, но быстро оставил это занятие – ловить рыбу тут было невозможно.
Leave a comment
На планете еще много белых пятен , правда они находятся в Интернете. О некоторых регионах информации почти нет. Вот я и решил рассказать о позапрошлогодем походе.


Маршрут

Итак, вот наш маршрут из расчета 20 дней пути по центру Кольского полуострова.



Этот маршрут был придуман из расчета на легкий надувной каяк, который должен быть транспортным средством на воде, и который необходимо было с легкостью переносить помимо35 килограммового рюкзака по болотам и сопкам. На 500 км этого кругового пути необходимо было преодолеть более 30 озер, отметиться на 10 реках и пройти пешком порядка 60 км. Легкий надувной каяк я приобрёл год назад и жаждал его испытать в настоящем деле.

После проработки маршрута оказалось, что формат будущих приключений не совсем стандартен. Он не подходил для большинства моих знакомых туристов. Исключение – Саша Р ( далее СР). Подозреваю, что он готов пойти за приключениями куда угодно, не особо вникая в детали предложенного ему маршрута. Вот с ним то мы и решили пройтись по этому пути. У него был точно такой каяк, как и у меня.

Свои продукты я скомпоновал в один прямоугольный блок, периодически заматывая их скотчем. Полученное в конце этой операции архитектурное сооружение я назвал пищеблоком. Еще я сделал маленький пищеблок на первые 4 дня похода, дабы не тревожить основной, который хорошо помещался на дне рюкзака.

Лодку я упаковал в отдельную упаковку вместе с веслом, и с виду она походила на пенал с удочками. Кстати, некоторое время в период подготовки я пребывал в большом заблуждении на счет веса своего груза. Собирая рюкзак, я тщательно взвешивал все вещи и считал их общий вес. Получилось 35 кг. Да, это нормальный, носимый груз. Я радовался. Созваниваясь с СР, я выяснял, что у него выходит на 10 кг груза больше. Конечно, я очень возгордился тем что обхожусь без множества нужных вещей, без которых СР обойтись не может. Но СР говорил по телефону, что он вещей берет по минимуму. Когда же выяснилось, что я не посчитал пенал с каяком, весящим 10 кг , я очень огорчился! Ведь эту добавку в виде пенала на переходах я должен был носить в руках или же вешать на шею.


Питаться мы должны были так: Утром готовим кипяток и каждый сам себя кормит завтраком. Это удобно. Дело в том, что в меня с большим трудом по утрам входит пища.
Но к обеду и ужину я готов уже есть все что угодно и в большом количестве. На обед и на ужин мы готовим общую похлебку или кашу, употребляем пойманную рыбу и собранные грибы. Сухари у нас общие, а вот все прибамбасы типы печенья, колбасы и прочее – каждый сам по себе.

В первые дни похода я мало ем, зато через неделю походной жизни у меня начинается походный жор, который можно остановить только в домашних условиях. Дабы не создавать неудобства своему напарнику, кстати, тоже любителю хорошо покушать, мы и решили, что будем питаться именно таким образом.

В этот поход мы не брали ни одной банки тушонки, и это оказалось совершенно оправдано, про нее мы даже не вспоминали!


Приезд.

Мы в Оленегорске. На жд перроне помимо нас еще пара туристов, судя по рюкзакам - пешеходников. Больше нашего брата нет. Ощущаю, что мы открываем поток любителей природы, который хлынет в эти места со дня на день. Так и есть. Таксист заломил цену, но тут же ее сбавил, видимо, будучи не особенно уверенным в таксе нового турсезона. Через час мы уже были в Ловозере, по дороге выслушав от местного водителя много всяких историй и советов. В Ловозере он подвез нас к магазину и мы там купили пару буханок хлеба и с десяток пирожков с семгой. Хлеб был такой горячий, что я, сидя в холодной машине, грелся им, прижимая пакет с покупками к своей груди.

Водитель довез нас до Семерки и высадил прямо на берегу озера. Сюда от Ловозера подходит хорошая дорога , а Семеркой это место называется потому что от поселка Ловозеро до него семь километров. СР взял телефон у водителя, и он обещал за нами приехать на то же место через 20 дней. Ну вот я и добрался до описания нашего путешествия.


20 июля. Болото....




Прямо перед нами раскинулся залив и высилась города Вавнбед. Северные склоны Ловозерских тундр местами хранили в своих расщелинах снег и казалось что сюда только-только пришла весна.










Пирожки с семгой оказались столь необыкновенно вкусными, что мы о них грезили весь поход, мечтая на обратном пути закупить к поезду. Мы быстренько накачали свои каяки, сварили завтрак на костре и к 11 утра уже были готовы начать наше путешествие.

Надо сказать, что то место на берегу озера, куда нас привез водитель было чисто, опрятно, и как то не чувствовалось, что тут начинаются туристические маршруты.
Но когда мы к этому месту вернулись через 20 дней мы это место не узнали: горы мусора, множество костровищ, и самое главное – в округе были вырублены все живые кусты, видимо на дрова.

Наша команда состоит из двух человек. У нас нет главного, но поскольку за маршрут отвечаю я , то мне приходится периодически доставать карту и долго размышлять над ней, поглядывая на GPS навигатор. Без GPS навигатора наш поход был бы невозможен. Ведь возвращаться мы будет по тундровым озерам, где трудно ориентироваться по компасу. По этому мы взяли с собой второй GPS, запасной, которой вез СР и который нам, к счастью, так и не понадобился.

Мы выходим. Ближайшая стратегическая цель – ЕфимОзеро. Из него вытекает Курга, по которой можно, поднимаясь против течения, добраться до этого озера. Но, начитавшись описаний мучений туристических групп преодолевавших Кургу против течения, я решил попытаться пройти зимником, который ведет от Ловозера к ЕфимОзеру. По карте это мероприятие казалось заманчиво простым, и я клюнул на это, хотя и знал как тяжело ходить с тяжелым грузом по болоту. И вот вместо того чтобы войти в устье Курги и плыть против несильногоо течения, ( которое в прочитанных мною описаниях было не иначе как ревущими потоком ), мы с СР берем курс на начало зимника к северу от устья Курги.






Рис. Это я.



Первые метры волока по зимнику оказались великолепной твердой дорогой. Я сразу же, как это со мной водится, раскатал губу, намереваясь пройти сверх плана еще 5



километров. Но не тут то было. Твердая почва исчезла после озера Черное и зимник превратился в заполненную водою колею, проходящую по болоту. Беда была еще и в том, что этих колеей было много, и они были ужасно разбиты гусеницами вездеходов.

Нам приходилось преодолевать огромные лужи, проваливаясь по эти самые в грязь. Спасало то что надувные каяки мы тащили по болоту за собой, и в случае погружения на них всегда можно было опереться. Без каяка вытащить ноги было бы не возможно, поскольку 35 килограммовые рюкзаки пришпиливали нас в это болото со всеми потрохами. В среднем мы продвигались по этому зимнику со скоростью 1 км в час, затрачивая при этом жуткие усилия. Пройти за одну ходку больше 400 метров было невероятно трудно. Пот лил градом. По окончании ходки мы припадали к лужам и жадно пили воду.

К 10 часам вечера мы дошли до Кирпичного ручья и встали прямо на зимнике на стоянку, ибо больше вставать было негде. Развели костер и сварили кашу, но есть мне не хотелось.
Я забрался в платку, снял с себя абсолютно мокрые вещи выкинул их из палатки под тент и погрузился в спальник, еще сохранявший признаки квартирной сухости.

В палатке мы провели экстренное совещание. Констатируя факт, что передвижение по зимнику с нашим грузом мероприятие жутко тяжелое, мы решили уйти с болота на Кургу, благо Кирпичный ручей, впадающий в Кургу, бурлил недалеко от палатки.
Leave a comment
В самом центре нашего города мы проходим мимо неординарных, жутких, страшных природных явлений, не обращая на них внимания.
Не обращаем до поры, до времени...

В прошлом году, в конце осени, проезжая на вело вдоль садового товарищества Весна,я случайно обратил внимание на несколько высоких и мощных сухих стеблей какой-то травы, растущей прямо на дороге. Меня она заинтересовала, я даже пытался спросить у знакомых, что это такое, но ответа не получил. Никто не знал. Весной я специально проехал вдоль этой дороге, и обратил внимание на то, что в том месте где торчали из земли сухие остатки прошлогодней травы лезли мясистые ростки новых побегов, причем лезли они и там, где в прошлом году их не было. Через пару дней я проехал еще раз и был сильно удивлен: побеги росли со скоростью более 10 см в день! Я тогда подумал, что это наверное некое растений, которое используется для вертикального озеления, которое садовод-огродник, как-это водится, посадил ради эксперимента возле соседского забора. Через неделю побеги растения достигли 2 метров и рост их не прекращался.

Я пытался найти информацию в сети на предмет растений для вертикального озеленения, но ничего похожего найти не смог. Получалось, что такое растение не используется в вертикальном озелении!

Через неделю, заросли растения стали 3 метровой высоты, и это на дороге из камней и глины! Я не мог найти ответа на вопрос, почему такое растение не используется в вертикальном озелении.

На днях, я оказался на БВ возле озера. Это место позиционируется теперь как место массового отдыха дубнинцев. Я подошел к автобусной остановке возде перечения ЖД и автодороги. И был жутко удивлен! Прямо возле остановки были заросли этого неопознанного растения. Не совру, если скажу что высота некоторых растений под 4 метра. Плотность зарослей впечатляет! Ошарашивает! Ничто не заставит меня войти хотя бы на метр в эти заросли! Рядом с этими зарослями были вполне милые островки этого же растения численностью в десяток экземпляров. Так , видимо, разрастается куртина.

Вчера я открыл книгу "Флора средней полосы Росcии". Хотел посмотреть что такое гречка. Вот тут то я испытал ШОК...

Помните, Антон Палович Чехов писал в "Остров Сахалин":
"Могут ли считаться хорошим кормовым средством те гигантские травы, которые
растут в лесных долинах и по рекам и о которых так много говорят, судить не
берусь. Кстати замечу, что семена одной из этих трав, а именно сахалинской
гречи, уже появились у нас в продаже"

Ах, Антон Павлович! Знали бы Вы, что невольно спровоцировали опасное явление. Ведь многие после Вашей книги решили завести такую травку у себя в саду...

Итак, выяснилось. Это рейнутрия! Это один из самых опасных в мире растений-агрессоров. Наберите в поискове слово Рейнутрия. Вы найдете всего около сотни страниц. И эта , кстати первое упоминание Рейнтурии в Дубне.

В кратце вот пересказ того чего я обнаружил в сети о рейнутрии:
Рейнутрия относится к семейству "гречишные". Так что родственники рейнтурии - гречиха, щавель, горец. Рейнутрия бывает трех видов: японская, сахалинская, богемская. В месте своего природного обитания рейнутрия является пионерным видом. Это растения первое начинается селится после извержения вулканов, когда почвы практически еще нет. Любовь к жизни у этого растения жуткая: скрость роста - 10 -30 см в день! Корень под землей растет в несколько уровней, распространясь в год на 50 см. Кроме того , растение распространяется вегетативно кусочками корней и черенками. Цветет очень поздно, в сентябре, и у нас , семена вроде как не вызревают. Но это ведь зависит от осени? Может же быть теплая осень и семена могут вызреть! Откуда мальенькие куртины рейнтурии недалеко от вышеописанного острова на БВ. За 100 лет вегетативным путем это растение распростанилось по всему миру!
Теперь вот оно и у нас. Удалить растение невозможно. Уничтожить можно только жуткой химией. В нашем регионе у растения нет конкурентов!Растение начинает распространятся вытесняя все другие растения. Даже дерновая трава уничтожается, что может вызвать эррозию почвы! При этом она способна разрушать асфальтовое покрытие, повреждать фундаменты и легкие постройки. Считается, что наличие зарослей на строительной площадке увеличивает общий бюджет подготовки к строительству на 10%. Известен случай, когда при строительстве автомобильной стоянки крупный супермаркет потратил 600 тыс. долларов США для уничтожения зарослей рейнутрии.

Что я хочу сказать этим постом, какую донести мораль? Да никакую. Я восхищен эти растением. На БВ ( наделеко от 14 этажки с арками у ЖД ) в цветнике растет с десяток заботливо ухоженых рейнутрий. Выращивать рейнтурию просто, этот не клематис. Воткнул и все. Что будет через несколько лет с этим цветником - я не знаю.

Фото: Заросли рейнутрии японской на БВ

Leave a comment